Размер шрифта: A A A    Картинки: Выключить Включить    Цвет сайта: Б Ч Г    Х
ЭКЖ
Электронный Классный Журнал
Меню сайта
Разделы
Разработки [45]
Сценарии внеклассных мероприятий
Творчество детей [40]
Стихи, статьи, эссе, рефераты учащихся
Творчество педагогов [28]
Статьи, методические материалы учителей школы № 48 г. Кирова.
Году учителя посвящается [4]
Наш опрос
Посетители сайта: кто они
Всего ответов: 5584
Сайт музея
Музейный комплекс
Файлы
Уважаемые родители и учащиеся! Изменился адрес официального сайта школы в сети интернет. Ждём вас по новому адресу: ШКОЛА48.ДЕТИ

Творчество педагогов и детей школы № 48 г. Кирова

Главная » Статьи » Творчество педагогов

Реферат «Роль философии в современной науке»


«Роль философии в современной науке»

План


I. Введение.
II. Значение философии для современной науки.
1. Философия и естествознание: В поисках смысла бытия.
2. Философия и гуманитарные науки: В поисках смысла языка.
III. Заключение.
I. Введение.

Основная цель философского поиска – через частное и общее обнаружить всеобщее. Философы справедливо утверждают, что научные теории «сами по себе недостаточны, ибо по степени общности (фундаментальности) они оказываются «ниже» проблемы. Выход из познавательного тупика предлагает философия, всеобщие идеи которой расположены «выше» предмета любого научного вопроса» . 

Философские идеи



Научные теории (методы)



Теоретические проблемы


Однако, несмотря на многочисленные примеры положительного влияния философии, отношение к роли философии в науке было неоднозначным. Позитивисты считали философию ненаучным заблуждением и ограничивали предмет философии анализом истории науки. Не соглашаясь с этой точкой зрения, попробуем найти ответы на вопрос, какие конструктивные функции может выполнять философия в науке.
Во-первых, философское знание используется в качестве метода теоретического исследования. На уровне узко-эмпирического познания философские принципы могут действовать косвенным образом, через посредство дисциплинарных, теоретических подходов. Но главная область их действия – фундаментальные теоретические проблемы. Здесь философские идеи могут составлять единое содержание метода в условиях дефицита научных теорий и правил (например, древнегреческая идея атомизма в физике и химии XVII-XVIII вв. позволила заложить основы нового естествознания). 
Во-вторых, философия является методологией науки. Если в роли метода может выступать любое философское знание, то методология науки – один из разделов теории познания. Внутренне содержание научного мышления не поддается эмпирическому наблюдению, его можно лишь осмыслить специализированной рефлексией и этим традиционно занимается философская методология. Методологические модели, разрабатываемые философами, способствуют совершенствованию способа научного мышления. Усилия своей мысли ученый концентрирует на проблеме («что»), метод («как») не может быть всё время в фокусе его внимания. Отсюда вытекает дополнительность научного мышления и философского осознания его методов. 
В третьих, с помощью философских норм происходит установление фундаментального характера научных теорий. Оценить фундаментальность теории – задача крайне сложная. Внутри науки таких прямых критериев нет. Если же исследователи применяют к новой теории некоторые онтологические и гносеологические нормы (широта круга объясняемых эмпирических законов, сравнение теории со сложившимся фондом теорий и т.п.), то это значительно ускоряет анализ.
В-четвертых, философскими средствами также идет развитие научной картины мира, которая обычно формируется из идей-выводов, извлекаемых из фундаментальных теорий. Другим источником является философия, из ее исторических ресурсов актуализируются отдельные принципы, соответствующие общему характеру научной проблематики. Научная картина мира не только интегрирует дисциплинарное знание, но выступает поставщиком важнейших теоретических методов. В ее обновлении и совершенствовании участвуют философские структуры. 
Вопрос о роли философии в науке можно раскрывать на примере многих наук и многих проблем. Остановимся только на некоторых, наиболее интересных, на наш взгляд, аспектах.

II. Значение философии для современной науки.


1. Философия и естествознание: В поисках смысла бытия.

Ведущее место в философии занимают онтологические принципы. Многие идеи философии послужили импульсом в разрешении противоречий, появлявшихся в естественных науках.
Существует множество конкретных примеров влияния философской мысли на развитие естественных наук, в частности физики. 
К 1900 г. в физике существовали разнородные физические законы теплового излучения, они не поддавались теоретическому обобщению и объяснению. Традиционный метод в виде принципа непрерывности не давал должного результата. В этих условиях Планк в качестве гипотетического метода привлек философскую идею дискретности. Ее необычность и новизна состояли в том, что прежде она применялась только к веществу (атом, молекула, электрон), немецкий же ученый распространил ее на энергию и получил гипотезу кванта энергии. На первых порах в реальность энергетического «атома» не верил и сам ученый, он оценивал его в качестве фикции, полезной для согласования эмпирических данных. Но то, что многие считали временными строительными лесами, затем стало теоретическим фундаментом науки. Идея дискретности превратилась в научный метод.
Приведем другой пример. У Ньютона пространство и время существуют независимо друг от друга, между ними отсутствует взаимная связь. В ХХ веке философский принцип взаимосвязи пространства и времени заложил основы специальной теории относительности. Под влиянием книг Э.Маха данный принцип был усвоен А.Эйнштейном. Его плодотворность проявилась в том, что он помог критически преодолеть ньютоновские абстракции абсолютного пространства и абсолютного времени, а также представление об эфире.  
Понятия абсолютного пространства и времени были критически отброшены, их место заняли новые выводы:
• нет отдельного пространства и отдельного времени, есть единое физическое пространство-время;
• пространство-время зависит от скорости движения тел.
Позднее Эйнштейн создал общую теорию относительности, согласно которой пространство-время зависит от гравитационного поля как вида физической материи (тяготение искривляет пространство и замедляет ритм времени).
Философский принцип зависимости физического пространства и времени, вместе с постулатом предельной скорости света и принципом относительности сформулировал одну из фундаментальных теорий современной науки.

Научное естествознание всегда стремилось к объективной истине, из содержания которой устранены всякие влияния ученых. Философия же изначально ориентировалась на всеобщие аспекты отношения мир-человек. Даже в онтологии центральная проблема реальности и ее сущности решается в отношении с человеком (существование до, вне и независимо от человеческого познания).
Конец ХХ века показал, что философский подход «мир-человек» неизбежно становится и универсальным подходом науки в целом, включая естествознание. Остановимся на этом вопросе более подробно.
Российский философ В.С. Степин выделяет в историческом развитии науки три типа научной рациональности и соответственно три крупных этапа эволюции науки, сменявшие друг друга в рамках развития техногенной цивилизации: 
1) классическая наука:
а) додисциплинарная (XVII – XVIII вв)
б) дисциплинарно организованная наука (к. XVIII - первая половина XIX в.)
2) неклассическая наука (вт. пол.XIX – вторая треть XX в); 
3) постнеклассическая наука (последняя треть XX века).

В.С.Степин пишет, что если в классической физике идеал объяснения и описания предполагает характеристику объекта "самого по себе", без указания на средства его исследования, то в квантовой релятивистской физике (неклассическая наука) в качестве необходимого условия объективности объяснения и описания выдвигается требование четкой фиксации особенностей средств наблюдения, которые взаимодействуют с объектом. Изменяются идеалы и нормы доказательности и обоснования знания. В отличие от классических образцов, обоснование теорий в квантово-релятивистской физике предполагало разъяснение при изложении теории операциональной основы вводимой системы понятий (принцип наблюдаемости) и выяснение связей между новой и предшествующими ей теориями (принцип соответствия) .
Поясним эти принципы примерами. 
Обратимся к принципу наблюдаемости. В 1927 г. Вернер Гейзенберг, анализируя возможность измерения координаты и импульса электрона, пришел к заключению, что условия, благоприятные для измерения положения, затрудняют нахождение импульса, и наоборот. Для доказательства он ставил мысленные эксперименты: чтобы определить координаты электрона нужно «осветить» его, и чем точнее мы хотим определить положение электрона, тем более короткие световые волны мы должны использовать. Но при взаимодействии с электронами свет передает ему импульс, который растет при уменьшении длины волны. Получается, что изучаемая система не изолирована, а взаимодействует с другой системой, играющей роль измерительного прибора.
В физике этот феномен вплоть до экспериментов в области квантовой физики оставался неизвестным, и его обнаружение в 20-х – 30-х годах стало сенсацией. Длительное время разъяснение Нильса Бора о том, что средства наблюдения влияют на результаты эксперимента, принималось в штыки. Оппоненты Бора считали, что эксперимент можно очистить от возмущающего влияния прибора, но это оказалось невозможным. Задача современного исследователя состоит не в том, чтобы представить объект как таковой, а в том, чтобы объяснить его поведение во всевозможных ситуациях. 
Квантовая механика не дает однозначного ответа на некоторые вопросы, а лишь предсказывает вероятность того или иного результата. Классическая физика не знала неопределенности. Если задать координаты и скорости механической системы, то можно однозначно предсказать ее поведение. Особенность квантовой механики состоит в том, что свойства микроскопических объектов нельзя изучать, отвлекаясь от способа наблюдения. В зависимости от него электрон, например, проявляет себя либо как волна, либо как частица, либо как нечто промежуточное. Конечно, существуют свойства, не зависящие от способа наблюдения: масса, заряд и т.д. Но всякий раз, когда мы хотим одновременно измерить дополнительные друг другу величины – такие как координата и скорость, результат будет зависеть от способа наблюдения. Принцип неопределенности, открытый Гейзенбергом на уровне микромира получил мощное подкрепление в биологии (например, мутации), в проблемах кибернетики и информатики.
Теперь обратимся к принципу соответствия. Для современной науки данный принцип выдвинул также Нильс Бор. Он установил преемственную связь между новой квантовой механикой и старой классической физикой. Если первая является более общей и более точной теорией, где учитываются кванты (очень малые и неделимые порции энергии), то вторая имеет частный и не совсем точный характер. Квантовая физика как новая и более широкая истина включила в свой состав старую и относительную истину классической физики (механика Галилея-Ньютона, термодинамика, электродинамика Фарадея-Максвелла и т.п.). Бор сформулировал принцип соответствия для науки в целом. Наука развивается так, что новая фундаментальная теория включает в себя старые теории в качестве элементов. 
Развитие современной науки предопределило новое понимание категорий части и целого, причинности, случайности и необходимости, вещи, процесса, состояния и др. Представления о соотношении части и целого применительно к таким системам включают идеи несводимости состояний целого к сумме состояний его частей.
На примере части и целого можно также проиллюстрировать опережающее развитие философских идей по отношению к науке. То, что целое «больше» суммы частей, является одним из утверждений диалектики (переход количества в качество и т.д.). В ХХ веке при разработке теории систем ученые пришли к выводу, что при взаимодействии всех элементов системы образуется новая целостная структура с новыми свойствами, которыми не обладает ни один из элементов сам по себе. Даже если мы возьмем молекулу воды, то, разложив ее на составляющие – два атома водорода и атом кислорода, мы не найдем и следа многих свойств, которыми обладает молекула в целом. Именно взаимодействие элементов создает эффект «целое больше суммы частей».
Данное положение можно проиллюстрировать и на примере искусственной системы, как, например, радиоприемник: его свойства не сводятся к свойствам составляющих его деталей – конденсаторов, резисторов, катушек индуктивности; при разборке на элементы приемник утрачивает полностью свое системное качество принимать из эфира электромагнитные волны и превращать их в звуковые. Из деталей, составляющих радиоприемник, можно собрать и генератор, и усилитель. Свойства целого быть именно радиоприемником задает его структура – электрическая схема.  

В.С. Степин отмечает, что новая система познавательных идеалов и норм обеспечивает значительное расширение поля исследуемых объектов, открывая пути к освоению сложных саморегулирующихся систем.
 С середины ХХ века понятие система является одним из ключевых в философской методологии и во многих частных теориях. Различают системы материальные и абстрактные, простые и сложные, искусственные и естественные, органические и неорганические, статичные и динамичные, детерминированные (вполне определенные) и стохастичные (вероятностные), закрытые и открытые, стационарные и нестационарные и т.д.
Примером саморегулирующихся систем может быть живой организм, биологическая популяция, человеческий коллектив, биосфера в целом и т.д. В отличие от малых систем такие объекты характеризуются уровневой организацией, наличием относительно автономных и вариабельных подсистем, массовым стохастическим (т.е. случайным, вероятностным) взаимодействием их элементов, существованием управляющего уровня и обратных связей, обеспечивающих целостность системы.
Если бы внешняя среда оставалась неизменной, поддерживать постоянными характеристики внутренней среды системы было бы сравнительно легким делом. Однако совокупность случайностей внешнего мира обычно создает изменчивый фон жизни, а иногда даже порождает катастрофы. В таких условиях могут выжить только те системы, которые постоянно учитывают изменения состояния окружающей среды и в соответствии с ними изменяют свои внутренние модели внешнего мира. Постоянное ориентирование, непрестанная проверка устойчивости условий существования являются нормальными характеристиками живых и социальных систем. Но не только вторжение случая, властно меняющее внешние обстоятельства существования принуждает систему начать новый цикл ориентирования в изменившей свои параметры среде. Даже в условиях относительной стабильности внутренняя активность может подвигнуть систему на свободный, ничем не спровоцированный выход за пределы освоенной к данному моменту зоны внешнего мира. 
 Именно включение сложных систем в процесс научного исследования вызвало резкие перестройки в картинах реальности ведущих областей естествознания.
Все эти радикальные сдвиги в представлениях о мире и процедурах его исследования, по мнению В.С. Степина, сопровождались формированием новых философских оснований науки. Идея исторической изменчивости научного знания, относительной истинности вырабатываемых в науке онтологических принципов соединялась с новыми представлениями об активности субъекта познания. Он рассматривался уже не как дистанцированный от изучаемого мира, а как находящийся внутри него, детерминированный им. Возникает понимание того обстоятельства, что ответы природы на наши вопросы определяются не только устройством самой природы, но и способом нашей постановки вопросов, который зависит от исторического развития средств и методов познавательной деятельности. 
В последние годы наблюдается стремительный и бурный рост интереса к междисциплинарному направлению, получившему название "синергетика”. 
Создателем синергетического направления и изобретателем термина "синергетика" является профессор Штутгартского университета и директор Института теоретической физики и синергетики Герман Хакен. 
Сам термин "синергетика” происходит от греческого "синергена” - содействие, сотрудничество, "вместедействие”.
По Г. Хакену, синергетика занимается изучением систем, состоящих из большого числа частей, или подсистем, сложным образом взаимодействующих между собой. Слово "синергетика” и означает "совместное действие”, подчеркивая согласованность функционирования частей, отражающуюся в поведении системы как целого.
Системы, составляющие предмет изучения синергетики, могут быть самой различной природы и изучаться различными науками, например, физикой, химией, биологией, математикой, нейрофизиологией, экономикой, социологией, лингвистикой. Каждая из наук изучает "свои" системы своими, только ей присущими, методами и формулирует результаты на "своем" языке. В отличие от традиционных областей науки синергетику интересуют общие закономерности эволюции (развития во времени) систем любой природы. 
Любые объекты окружающего нас мира представляют собой системы, то есть совокупность составляющих их элементов и связей между ними. Элементы любой системы, в свою очередь, всегда обладают некоторой самостоятельностью поведения. 
Малый уровень индивидуальных проявлений отдельных элементов позволяет говорить о существовании в системе некоторых механизмов коллективного взаимодействия – обратных связей. 
Момент, когда исходная система теряет структурную устойчивость и качественно перерождается, определяется системными законами, оперирующими такими системными величинами, как энергия, энтропия.
Моменты качественного изменения исходной системы называются бифуркациями состояния и описываются соответствующими разделами математики – теория катастроф, нелинейные дифференциальные уравнения и т.д. Круг систем, подверженных такого рода явлениям, оказался настолько широк, что позволил говорить о катастрофах и бифуркациях, как об универсальных свойствах материи.
В точке бифуркации система оказывается перед выбором дальнейшего стационарного пути, или необходимости, и этот путь определяет какая-то случайность. Так, пылинка, попав в сосуд с нагретой до 100˚С водой, сразу приводит к закипанию. Или другой пример. Представим себе полусферу, на вершине которой оказался маленький шарик; поверхность полусферы покрыта желобками, сходящимися к вершине полусферы. Шарик в силу случайного возмущения скатится вниз и, попав в один из желобков, именно по нему продолжит свое движение. Неустойчивое состояние перешло в упорядоченное движение. 

Таким образом, движение материи вообще можно рассматривать, как чередование этапов адаптационного развития и этапов катастрофного поведения. Адаптационное развитие подразумевает изменение параметров системы при сохранении неизменного порядка ее организации. Катастрофные этапы – это изменение самой структуры исходной системы, ее перерождение, возникновение нового качества

В междисциплинарных исследованиях наука, как правило, отталкивается с такими сложными системными объектами, которые в отдельных дисциплинах зачастую изучаются лишь фрагментарно, поэтому эффекты их системности могут быть вообще не обнаружены при узко дисциплинарном подходе, а выявляются только при синтезе фундаментальных и прикладных задач в проблемно-ориентированном поиске.
Объектами современных междисциплинарных исследований все чаще становятся уникальные системы, характеризующиеся открытостью и саморазвитием. Такого типа объекты постепенно начинают определять и характер предметных областей основных фундаментальных наук, детерминируя облик современной науки. Исторически развивающиеся системы представляют собой более сложный тип объекта даже по сравнению с саморегулирующимися системами. Последние выступают особым состоянием динамики исторического объекта, своеобразным срезом, устойчивой стадией его эволюции. Сама же историческая эволюция характеризуется переходом от одной относительно устойчивой системы к другой системе с новой уровне организацией элементов и саморегуляцией.  
В естествознании первыми фундаментальными науками, столкнувшимися с необходимостью учитывать особенности исторически развивающихся систем, были биология, астрономия и науки о Земле. В них сформировались картины реальности, включающие идею историзма и представления об уникальных развивающихся объектах (биосфера, Метагалактика, земля как система взаимодействия геологических, миологических и техногенных процессов). В последние десятилетия на этот путь вступила физика. 
Раньше идеалом строения теории была аксиоматически-дедуктивнfz система, то есть способ построения научной теории в виде системы аксиом (постулатов) и правил вывода (аксиоматики), позволяющих путем логической дедукции получать утверждения (теоремы) данной теории. Сейчас такой подход все больше заменяется на теоретические описания, основанные на применении метода аппроксимации , теоретические схемы, использующие компьютерные программы, и т.д. В естествознание начинает все шире внедряться идеал исторической реконструкции, которая выступает особым типом теоретического знания, ранее применявшимся преимущественно в гуманитарных науках. Образцы исторических реконструкций можно обнаружить не только в дисциплинах, традиционно издающих эволюционные объекты (биология, геология), но и в современной космологии и астрофизике: современные модели, описывающие развитие Метагалактики, могут быть расценены как исторические реконструкции, посредством которых воспроизводятся основные этапы эволюции этого уникального исторически развивающегося объекта. Изменяются представления и о стратегиях эмпирического исследования. Идеал воспроизводимости эксперимента применительно к развивающимся системам должен пониматься в особом смысле, так как кроме развивающихся систем, которые образуют определенные классы объектов, существуют еще и уникальные исторически развивающиеся системы. Среди исторически развивающихся систем современной науки особое место занимают природные комплексы, в которые включен в качестве компонента сам человек.
Еще в начале ХХ века Вернадский неоднократно отмечал, что «человечество превращается в основную геологообразующую силу планеты. Был введен термин «ноосфера» (от слова «ноос» – разум). В.И. Вернадский рассматривал ноосферу как последнее состояние биосферы, достигнутое ею вследствие возрастания активности человека. 
 Примерами "человекоразмерных" комплексов могут служить медико-биологические объекты, объекты экологии, включая биосферу в целом (глобальная экология), объекты биотехнологии (в первую очередь генетической инженерии), системы "человек – машина" (включая сложные информационные комплексы и системы искусственного интеллекта) и т.д. При изучении "человекоразмерных" объектов поиск истины оказывается связанным с определением стратегии и возможных направлений преобразования такого объекта, что непосредственно затрагивает гуманистические ценности.
С системами такого типа нельзя свободно экспериментировать. В процессе их исследования и практического освоения особую роль начинают играть знание запретов на некоторые стратегии взаимодействия, потенциально содержащие в себе катастрофические последствия. В этой связи трансформируется идеал ценностно-нейтрального исследования. Объективно истинное объяснение и описание применительно к "человекоразмерным" объектам не только допускает, но и предполагает включение аксиологических факторов в состав объясняющих положений. Возникает необходимость экспликации связей фундаментальных внутри-научных ценностей (поиск истины, рост знаний) с вненаучными ценностями общесоциального характера.
В.С. Степин предлагает схематично представить эту деятельность как отношения " субъект-средства-объект" (включая в понимание субъекта ценностно-целевые структуры деятельности, знания и навыки применения методов и средств), и описанные этапы эволюции науки выступают в качестве разных типов научной рациональности, характеризующихся различной глубиной рефлексии по отношению к самой научной деятельности. Классический тип научной рациональности, центрируя внимание на объекте, стремится при теоретическом объяснении и описании элиминировать (т.е. исключать) все, что относится к субъекту, средствам и операциям его деятельности. Этот тип научной деятельности может быть представлен Схемой А.
Неклассический тип научной рациональности учитывает связи между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности. Экспликация этих связей рассматривается в качестве условий объективно-истинного описания и объяснения мира. Но связи между внутринаучными и социальными ценностями и целями по-прежнему не являются предметом научной рефлексии, хотя имплицитно (т.е. скрыто) они определяют характер знаний (определяют, что именно и каким способом мы выделяем и осмысливаем в мире). Этот тип научной деятельности можно изобразить Схемой В.
 


Постнеклассический тип рациональности расширяет поле рефлексии над деятельностью. Он учитывает соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами. Причем эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями. Этот тип научного познания можно изобразить посредством Схемы С.
В современной науке «гуманистические ориентиры становятся исходными в определении стратегий научного поиска» , следовательно мировоззрение, и главным образом философия играют всё большую роль в качестве методологии науки, в развитии научной картины мира.
 

2. Философия и гуманитарные науки: В поисках смысла языка.


Энциклопедии дают самые различные определения языка; он рассматривается как выражение внутреннего духовного мира человека, как средство общения и сохранения информации, как система знаков, как устная и письменная речевая деятельность. 
Любое слово и даже выражение, взятые сами по себе, т.е. вне контекста, остаются неопределенно многозначными. По-латыни, «contextus» - тесная связь, соединение, сцепление. В современном русском языке под контекстом понимают достаточно большой и связный отрывок текста, дающий возможность определить смысл входящих в него слов, фраз и выражений.
В науке контекстом обычно считают определенную теорию, какой-то фрагмент или даже отдельное рассуждение. Для высказывания Е=мс² относительно полным контекстом будет вся физика. 
Тексты, порождаемые людьми в повседневной жизни, обычно состоят не из одних только слов, а включают интонацию, мимику и пантомимику, т.е. невербальное поведение.
Возможность понимания данного текста определяется не только той информацией, которая содержится непосредственно в нем, но и всем тем, что воспринимающие знают об эпохе создания текста. Его жанре и стиле, языке, на котором он написан, жизни автора текста.

В середине ХХ века большую популярность приобрела философская герменевтика, которая занимается как вопросами, связанными с анализом сущности и значения гуманитарного знания, так и онтологическими проблемами.
Философская герменевтика интегрировала многие важнейшие философские тенденции современности: феноменологические, экзистенциалистские, психоаналитические и др., не утратив при этом своеобразия и самостоятельности своих теоретических позиций. 
Основоположником современной философской герменевтики можно считать немецкого мыслителя конца XVIII – начала XIX века Ф.Шлейермахера. По его убеждению, в любом тексте (теологическом, литературном, историческом) существует два плана. Первый – план содержания, то есть, о чем данное произведение, второй – план выражения (внутриличностный). Ошибкой предшествующей методологии было преимущественное обращение к первому плану. Не предпринимались попытки проникнуть в замысел автора, что является наиболее существенным. Чтобы осуществить это проникновение, необходимо учитывать стилистические особенности текста (выразительные средства, порядок слов, членение на абзацы и т.д.). Способом проникновения в замысел должна стать дивинация, т.е. внутреннее погружение в замысел, когда исследователь постигает произведение сразу и целиком изнутри, ставя себя на место автора. Это проникновение не может быть полностью объяснено рационально, здесь велика роль интуиции.
Главная цель интерпретации и дивинации – понять автора лучше, чем он сам себя понимал, выявляя неосознанные проявления в стиле, языке, а также культурные традиции, в которых жил автор.
Шлейермахер одним из первых разработал понятие герменевтического круга: интерпретации целого на основе частей и наоборот. Чтобы понять отдельные слова или фрагменты текста, нужно начать с предварительного, интуитивного понимания целого, или предпонимания, опираясь на него, выясняют значения частей и достигают более точного и полного понимания целого. 
В.Дильтей продолжил линию Шлейермахера, углубив психологические аспекты герменевтической деятельности. Дильтей разрабатывал герменевтику как методологию исторических наук. По его мнению, ученого должна интересовать живущая историческая личность, ее переживание действительности. Исторический мир – это объективизации содержаний сознания, т.е. душевной жизни субъекта. Поэтому для понимания истории необходимо переживание ее, вчувствование в чужую индивидуальность, изучение биографий, а затем выявление типического, т.е. характерных черт поколения. Для понимания чужой индивидуальности необходимо отстранение во времени, так как человек не может понять себя в настоящий момент так, как он понимает прошлое.
Одним из непосредственных источников философской герменевтики явилась феноменология Э.Гуссерля. 
По мнению Гуссерля, наука в ХХ веке оказалась в кризисе, его причина в том, что ученые догматизировали метод получения объективных знаний, игнорируя непонятийные образы обычной жизни людей, мифов, искусства, религии и т.д. Естественнонаучные методы верификации и фальсификации малоприменимы или неприменимы вообще при многих социогуманитарных исследованиях, в частности в истории.
Анализируя «чистое сознание», Гуссерль выделил в нем неосознаваемый фон интенциональных актов сознания, позволяющих иметь некоторые предварительные знания о предмете. Горизонты отдельных предметов сливаются в единый «жизненный мир», способствующий возникновению взаимопонимания между индивидами. Согласно Гуссерлю, при исследовании прошлой или чужой культуры необходимо реконструировать ее «жизненный мир», что дает возможность понять смысл отдельных памятников культуры.  
Большое влияние на становление философской герменевтики оказали идеи М.Хайдегера, который положил начало повороту герменевтики к проблемам онтологии. Он трактует реальность преимущественно как языковую; единственный способ прислушаться к бытию – это герменевтика, истолкование того, что говорит сам язык. При этом человек не творец языка, а скорее медиум, посредством которого говорит язык, т.е. «дом бытия».
Ханс Георг Гадамер, ученик Хайдеггера, утверждал, что герменевтика представляет собой универсальный аспект философии, а не только методологию. Центральное место в его философии занимает проблема языка. Развивая идею Хайдеггера о самостоятельности, бытийности языка, Гадамер онтологизирует язык, считая его центром человеческого бытия. Смысл мира раскрывается не в монологе, а в диалоге. «Говорение принадлежит не сфере отдельной личности, а сфере общности, - утверждает Гадамер. – Духовная реальность языка является реальностью пнеума, духа, связывающего «Я» и «Ты». По философа, язык – это игра, так как имеет цель в самом себе, он бесконечен, ибо диалог всегда неисчерпаем и может быть продолжен. Особым видом диалога, не имеющим ни начала, ни конца, является философия.
Отвергая возможность изучения человеческой и социальной проблематики с помощью естественнонаучных методов, Гадамер предлагает гуманитарным наукам новый метод исследования, основанный на принципах понимания. Сущность понимание заключается не в том, чтобы познать, как развиваются народы, государства, люди, а в том, чтобы понять каков этот народ, это государство, этот человек. 
Разрабатывая проблему исторического понимания, Гадамер придает большое значение традиции, носителем которой является язык: подходя к историческому тексту, историк имеет уже его предварительное понимание (или предрассудок), заданное ему той традицией, в которой он живет и мыслит. По Гадамеру, в понятии «предрассудок» нет ничего отрицательного, так как оно означает, что всякому рассуждению или размышлению предшествует некая заранее сконструированная установка сознания. При подходе к любому историческому тексту исследователю всегда присущи определенные предрассудки, неразрывно связанные с традицией: «Действительный же, обращающийся к интерпретатору смысл текста… всегда определяется исторической ситуацией, в которой находится интерпретатор, а следовательно и всем объективным ходом истории» . В результате того, что позиция исследователя обусловлена его историческим опытом, история всегда пишется заново.
Продолжая тему историзма, Гадамер затрагивает проблему причинности в истории. В эссе «Причинность в истории» он критически оценивает фаталистические взгляды на историю, которые, с его точки зоения, ограничивают свободу и ответственность человека. Вместе с тем он отрицает и те исторические концепции, которые утверждают возможность человеческого воздействия на свою судьбу и прогнозирование будущего. Гадамер пытается найти «среднее» решение: время и историческое будущее человеку не подвластны, но строгой детерминированности в его жизни нет. 
Большую роль, по мнению Гадамера, герменевтика играет в юриспруденции, так как предрассудок оказывает значительное влияние на деятельность как историка права, так и юриста-практика. Судья приспосабливает дошедший до него из прошлого закон к потребностям современности, исходя из собственного исторического опыта и опираясь на традицию.
Проблема истины решается Гадамером с позиций ярко выраженного антисциентизма. Он говорит о неспособности разума познать жизнь, историю. То, «что является жизненным… в действительности никогда по-настоящему не познается предметным сознанием, напряжением разума, который стремится проникнуть в закон явлений. Жизненное – не такого свойства, чтобы можно было извне достичь постижение жизненности. Напротив, единственный способ постичь жизненное – это постичь его изнутри» .
Гадамер не приемлет подхода сциентической философии к проблеме истины и ее проверяемости. В частности, он резко критикует неопозитивистский принцип верификации, считая, что истина есть несокрытость вещи, и, следовательно, языка. Она раскрывается лишь в диалоге, коммуникации. Только задавая вопросы и получая ответы, можно «пробить брешь в плотной стене предубеждения, которые доминируют в нашем мышлении и познании». В свою очередь, бесконечность языка определяет бесконечность истины.
Гадамер также считает, что наука не может быть нейтральной, что ученый несет ответственность перед обществом за свои открытия и результаты.
Философская герменевтика получила широкий резонанс в обществе и имеет многих последователей. Это объясняется прежде всего тем, что в эпоху индустриализации и технократизации она воспринимается как учение, защищающее традиционный гуманитарные ценности. Распространение идей философской герменевтики связано также с тем, что она сумела объяснить возникший в середине ХХ века плюрализм мировоззрений, поставивших на место единого смысла множество смыслов, допущений и толкований. 
Можно сформулировать роль герменевтики для современной науки следующим образом: 
• Она, отмежевавшись от методологии естественных наук, разрабатывалась как методология социально-гуманитарного познания, отстаивая его своеобразие.
• Критикуя позитивизм и технократизм, за разрыв между знаниями и ценностями, она выдвинула новое понимание субъекта познания.
• Она выдвинула новые формы познания, помимо объяснения, - описание и понимание, предполагающее проникновение во внутренний мир субъекта.
• Выйдя за рамки методологии гуманитарных наук, она осмыслила широкий спектр онтологичеких и эпистемологических проблем.

Проблема языка выводит еще на один аспект соприкосновения философии и гуманитарных наук – это философия образования, так как язык, по общему

Категория: Творчество педагогов | Добавил: school48kirov (27.12.2009)
Просмотров: 4279
Поиск
Запись в школу
Мама я пришел
2015 год
с 1 Марта 2015г.
Случайное фото
Счётчик

МБОУ СОШ с УИОП № 48 г. Кирова © Все права защищены. 2016г.

 Яндекс.Метрика